Без рубрики

Фундамент для будущего Беларуси или зачем нам менять Конституцию

До планируемого референдума по принятию новой Конституции осталось около двух месяцев. Кропотливая работа над поправками в Основной закон вышла, по словам Президента, на финишную прямую, и вот-вот должна быть представлена общественности. О том, как белорусское государство шло к конституционной реформе и нужна ли она обществу, нам рассказал член Конституционной комиссии, политический аналитик Александр Шпаковский.

 Среди наших граждан уже начинает появляться некоторое беспокойство из-за того, что текст новой Конституции до сих пор не опубликован. Вы, наверное, знаете по какой причине?

–  Мы тоже ждем опубликования текста. На последнем совещании Конституционной комиссии некоторые коллеги вновь начали задавать вопросы, которые мы, казалось бы, уже прошли. Президент подходит к этому очень серьезно, и это понятно: мы пишем не роман, а Основной закон, поэтому к каждой букве надо относиться весьма ответственно. Поэтому он сказал, что раз в собратьях согласия нет, то давайте еще поработайте над текстом.

У оппозиционно настроенной части общества бытует мнение, что конституционная реформа стала реакцией властей на попытку мятежа после президентских выборов 2020 года.

– Да, наши оппоненты апеллируют к тому, что наше государство якобы замыслило изменения в Конституцию для того, чтобы отвлечь народ от деструктивной протестной активности в прошлом году и вовлечь в диалог по Конституции. И таким образом власть пытается увести вопрос в плоскость некоего обсуждения, которое якобы ни к чему не приведет. Это все неправда.

Безусловно, мы, конституционная комиссия, в нашей работе приветствуем, чтобы учитывались разные точки зрения, и люди, инакомыслящие в том числе, тоже участвовали в эволюции Конституции и предлагали свои идеи. Чтобы их стремление к переменам было легализовано в конституционно-правовом поле. Но на самом деле все это делается не ради них и не для них. Вопрос о конституционных изменениях Глава государства поставил еще в 2017 году.

Что именно тогда было сделано в этом отношении?

– В то время Президент дал первые поручения по подготовке потенциальных изменений в Основной Закон. Затем эта тема широко обсуждалась 1 марта 2019 года во время «Большого разговора» с Президентом. Тогда Александр Лукашенко обозначил, что́ конкретно будет меняться. Планировалось разгрузить институт президентской власти, увеличить полномочия законодательной и исполнительной власти, органов местного самоуправления.

Тогда же было сообщено, что из специалистов конституционного суда сформирована группа, которая занимается подготовкой изменений в Конституцию. И тогда же было обозначено, что не в 2019 и не в 2020 году мы будем говорить об изменениях в Конституцию: в этот период у нас будет проходить электоральная кампания. А мы только где-то через несколько лет выйдем на эти процессы.

Лукашенко свое слово сдержал, и 16 марта 2021 года была сформирована Конституционная комиссия. Поэтому, конечно же, это фейк, что власть меняет Конституцию в угоду несогласным для того, чтобы как-то задушить протест.

А зачем все-таки нам менять Конституцию?

– Многие, особенно наши сторонники, часто задают нам этот вопрос. Ведь вроде бы и действующая Конституция в принципе вполне отвечает потребностям государственного развития. У нас еще не все конституционные положения воплотились в жизнь. Например, норма о локальном референдуме  –  весьма прогрессивная на мой взгляд, –  она никогда не применялась в истории суверенной Беларуси.

Вместе с тем, изменение Конституции – это общемировая тенденция. Основной закон и любой нормативно-правовой акт не статичный документ. Его надо адаптировать в соответствии с веяниями времени. Ведь возникают новые вызовы и угрозы, новые правоотношения. К примеру, пандемия породила совершенно новые экономические отношения, отношения в области прав человека. Нас это меньше касается, но давайте посмотрим, что происходит на Западе. Как сочетаются эти локдауны, развитие средств слежения за поведением людей, запреты на посещение общественных мест с правами человека? Вся международная договорно-правовая база в этой области должна либо подвергаться существенной ревизии, либо мы просто-напросто говорим, что эти инструменты не работают. В моем понимании они не работают и достаточно давно.

О каких веяниях времени, которые нам нужно учитывать, вы говорите?

– Например, те гибридные виды внешней агрессии, с которыми мы столкнулись. В том числе исторический ревизионизм, когда пытаются пересмотреть наши ценности, все то, что для нас свято, угрозы семье. Это реальность в Беларуси. В 2019 году МВД было вынуждено публично указать посольству Великобритании, чтобы они прекратили на территории нашей страны финансировать разного рода организации, пропагандирующие однополые сексуальные отношения. Сейчас многие эти структуры закрыты по решению суда, но вместе с тем мы знаем о том, что такие программы существуют. Поэтому мы должны защищать и традиционные семейные ценности на уровне Конституции, и историческую правду.

Также необходимо дальше двигаться в развитии народовластия, социального государства, обеспечения суверенного развития, преемственности власти, курсов развития Республики Беларусь. Именно с этой целью мы меняем Конституцию нашей страны. Не переписываем заново, а на том фундаменте конституционного государства, который существует, мы адаптируем Основной закон к меняющейся реальности, отвечаем на вызовы и угрозы и создаем предпосылки для дальнейшего развития.

Действующая Конституция была принята в 1994 году, затем трижды в нее вносились изменения. Не слишком ли часто мы меняем Основной закон?

– В западных странах это происходит гораздо чаще. Но еще более важным, чем опыт западных стран, является опыт государств, которые нам близки – это государства постсоветского пространства. В России конституция менялась 5 раз, в Казахстане – 4, Узбекистане – 9, Грузии – 33 раза.

Так что мы движемся в русле международных тенденций. Государства вокруг нас часто адаптируют свои конституции под современную обстановку.

Кому поручено вести эту ответственную работу по изменению Основного закона?

– 16 марта 2021 года Указом Президента была сформирована Конституционная комиссия в составе 36 человек. В нее вошли разные люди: от высоких государственных чиновников, таких как Владимир Андрейченко, Наталья Кочанова, до общественных деятелей, таких как Алексей Талай. Глава государства в своем Указе постарался учесть все спектры мнений, все социальные категории – они представлены в Конституционной комиссии. И, может быть, именно поэтому у нас в комиссии довольно много споров вокруг Основного закона, а работа вовсе не выстроена по принципу поприсутствовали, проголосовали единогласно и ушли.

Первую версию проекта Конституции мы сдавали в начале августа, и 28 из 36 членов Конституционной комиссии написали замечания и предложения по данному проекту. Это значит, что дискуссия есть, и это хорошо. Мы готовим основу, фундамент для будущего суверенного развития Беларуси.

(Продолжение следует)

Текст: Надежда САБЛИНА

Фото: Светлана КУРЕЙЧИК