В кроссовках по району Общество Шершунский

Путешествуем по Минскому району. Довборово – деревня, которую восстановили из пепелище

В суете будней мы можем часто отвлекаться и забывать о том, где наши корни. Не все родились в городской среде, и многие наши предки – выходцы из деревень. А ведь именно в маленьких глубинках живут те, кто стремится созидать. Так происходит благодаря естественным условиям жизни, где быт всецело зависит только от тебя. Ярким примером тому служит деревня Довборово, жители которой как никто знают, что значит преодолевать тяжелые условия. 

Изначально старая деревня находилась в составе ВКЛ и взяла свое название от имени охранника границы Daubaras. Спустя столетия, она перешла в состав БССР и во времена Великой Отечественной войны была сожжена за связь местных с партизанами. 

Жители Довборово ушли в лес в землянки. Только после освобождения, в 1943 году, смогли вернуться, чтобы восстановить деревню. Кстати, неподалеку есть одноименный поселок, со своей судьбой и людьми.  

Путь в деревню, который пролегает вдоль леса с пшеничными полями, вызывает чувство домашней теплоты. Заходя на улочку с жилыми домами можно заметить то, насколько тут уютно и опрятно. Выкошенная трава и аккуратно сделанная детская площадка. На участках пасутся овцы и козы. Как и в каждой из деревень на территории Шершунского сельсовета, на въезде расположен крест-оберег. 

Окинув взглядом дома и территорию, сразу и не скажешь, что в населенном пункте зарегистрировано всего 3 человека

Здесь есть и старые дома, которые встречается не так часто. Территория заселена дачниками из-за одной из самых низких цен на земли в республике. В 2019 году на аукционе здесь можно было приобрести участок за 3700 рублей. Потому молодежь не дает угаснуть деревне и возводит здесь новые постройки.

В деревне мы нашли единственного оставшегося старожила Николая Борискевича. Он чинил одну из старых машин в своем гараже, когда мы только увидели его и подошли, чтобы поинтересоваться его занятием. Николай Иванович очень любит копаться в технике. Он показал нам один из полностью собранных им тракторов. Эти агрегаты он делает для себя, чтобы обрабатывать участок. Но в целом это радует его душу.  

– В другие времена, при Сталине, мог бы быть губернатором Соловецких островов, – шутит Николай Иванович. 

Мужчина почти всю жизнь работал недалеко от деревни. Окончил техникум лесного хозяйства, работал в лесничестве, позже перешел в охотничье хозяйство. Живет с женой, у них трое детей и пять внуков. Сейчас ему 74 года. Соседи знают его и уважают, относятся добродушно. Как и председатель Шершунского сельсовета Александр Дубовский, с которым они очень дружны и знакомы достаточно давно. Каждый раз при встрече они долго беседуют о жизни.

Детство пенсионера было полно работы. Например, ежедневно Николаю надо было варить два чугуна крапивы с картошкой. В послевоенные времена очередь была даже на то, чтобы покосить травы для скота. Приходилось вставать с раннего утра, иначе можно было остаться без кормов.

Отец, дед и прадед Николая Ивановича жили также здесь. Отец его прошел войну. Дом Ивана Борискевича с участком соседствует с домом Николая Ивановича. Пусть отца уже нет в живых, но он продолжает смотреть за его территорией. Жива память: сын Николая даже сделал памятный уголок с наградами и архивными фото деда.  

Жена пенсионера, Зинаида Лобажевич, проработала зоотехником 40 лет, а после ее настигла онкология. Однако Зинаиду это не сломило, она продолжает активно жить, заниматься хозяйством – без него она не может. В семье около 30 кур и 5 коз. Николай Иванович помогает ей ухаживать за скотом.

Зинаида Васильевна подошла к их именам с оригинальностью, например: Муха и Роза – козы, Савик – козел, Барсик и Ночка – маленькие козочки

Но на именах креатив женщины не кончился, она также расписала сарай в цвет неба.   

Николай Иванович не любит шумных компаний, поэтому больше, чем втроем в Довборово обычно не собираются. В деревне есть и молодые жители, их дети, те, кто приехал сюда отдохнуть от городской суеты, наслаждаясь деревенской природой, атмосферой свободы, проводя время на детской площадке. Воодушевляет, что в деревне, которую когда-то сожгли дотла, почти через столетие слышен детский смех. Это значит, что безудержная тяга к жизни и борьба за нее от наших предков была не напрасной.

Текст: Евгений БАШАРКИН

Фото: Евгений БАШАРКИН