Меню

Дети спрашивают: «Мама, ты закодировалась? Ты сходила к наркологу?»

Дом – это слово, которое ассоциируется с теплом, уютом и безопасностью, которую обеспечивают самые близкие и родные. Вот только так бывает не всегда.Иногда дом приходится покидать как раз потому, что находиться в нем небезопасно…

2 декабря комиссия по делам несовершеннолетних Минского райисполкома приняла решение об отобрании из семей шести детей, причем четверо из них – браться и сестры. Мы побывали на заседании КДН, послушали родителей, а на следующий день приехали в социальный приют, где в ближайшие месяцы будут находиться дети, признанные нуждающимися в госзащите. Сейчас там проживают 10 ребят.

Комиссия приняла решение по отобранию 6 детей из трех семей

Тусклые краски детства 

Здесь тепло и уютно. В каждой из двух групп уже успели нарядить елку, красивый электрический камин весь в милых игрушках. Кто-то из ребят расположился на уютном диване, кто-то занят настольной игрой, кто-то рисует новогодние открытки. На полках в шкафах – множество поделок. Деревянных, из пластилина…

– Это наши ребята делают, – говорит воспитатель Екатерина Старовойтова. – Одному мальчику мы даже персональную выставку организовали – так здорово у него все получается! Да вы посмотрите на их рисунки, – педагог протягивает мне папку с картинками. – Среди деток, которые к нам попадают, есть настоящие художники. Жаль только, что родители никак не развивают их способности.

Меня сначала удивляет, что в представленных детских работах почти нет желтого, а потом увидела рисунок рассвета. Не каждый взрослый так подберет цвета! Познакомилась с его автором. Это пятилетняя Маша – девочка с вдумчивыми, чуть настороженными глазами. Не удержалась – обняла и прижала к себе юную художницу. Кроме Марии, в приюте находятся ее братик и сестричка. Дети здесь уже второй месяц.

А Светлану, ее сестру и двоих братьев привезли сюда меньше двух недель назад. Девочка только что высушила вымытые волосы, пристроилась на пуфике у зеркала – прихорашивается. У нее болит горло, и врач освободил Свету от занятий. Зато сегодня навестить ее приедут друзья, по которым она очень соскучилась.

Узнаю, что мама девочки живет с сожителем, от которого у нее еще двое детей. Мама, отчим Светланы и его мать выпивают. Тут уж не до родительских обязанностей. Два года назад у женщины появился новый ухажер. 

Сожитель матери Светланы, который содержит семью, будучи пьяным, в порыве ревности избил жену так, что та потеряла сознание. Позже с переломами и множественными ушибами ее доставили в больницу. 

Мужчина под следствием. Детей из семьи увезли в приют. 

«Дети очень хорошие, ласковые, добрые. И на удивление быстро адаптировались», – рассказывает заведующая приютом Анжелика Красуцкая.

Когда в гостях лучше, чем дома

Света говорит, что здесь хорошо. Особенно ей нравится, когда приезжают волонтеры: «Это круто! Всегда придумывают что-то интересное». Тем не менее девочка, ее младшая сестра и братья очень ждут маму.

«Мы созваниваемся каждый день и очень ждем, когда она приедет и сможет нас забрать, – вздыхает Светлана. – С мамой мы и балуемся, и жалеемся, и готовим вместе. Я и по дому с удовольствием помогаю – лишь бы с мамой».

Маму уже выписали из больницы. Ее пригласили на заседание КДН. Слушая решение комиссии, она плакала и каялась, обещала исправиться, чтобы только вернуть детей.

Сейчас ей надо устроиться на работу, чтобы возмещать государству около 1000 рублей на содержание четверых детей, привести в порядок жилье. А главное – перестать пить. Она обещала закодироваться. Детей из этой семьи забирают впервые, и очень хочется, чтобы мама действительно одумалась. 

А двенадцатилетняя Наташа к маме не хочет. Совсем. 

Наташина мама работает допоздна, а отчим девочки, который уже дважды успел побывать в местах лишения свободы, часто выпивает. Наташе некомфортно находится рядом. И хоть живет девочка с ним под одной крышей уже 5 лет, она боится. Поэтому поначалу уходила до вечера к тете, а потом и вовсе стала жить у нее.  

На заседании комиссии мама недоумевала, почему дочка не хочет с ней общаться: «Когда жила дома, все было нормально. Я Наташе вообще ничего не запрещала и всегда давала карманные деньги. Не понимаю, что было не так…»

Неужели мама не понимает, что от ребенка откупиться нельзя? Ей нужны внимание, любовь и забота. Родила, стала матерью – бери на себя ответственность и за здоровье, и за эмоциональное состояние, и за учебу, и за развитие, и за безопасность… Да что там – за ее судьбу! Остальное второстепенно.

Вадима привезли вчера вечером. 

Дома у него остался зависимый 26-летний брат. Мама пьет и водит к себе мужчин. 

Отец умер три года назад, и сейчас основной источник дохода семьи – пособие по потере кормильца. Мама сейчас без работы. Говорит, уволилась, чтобы будить сына в школу. Но у нее это плохо получается. 14-летний подросток ночью сидит в телефоне, а просыпается ближе к обеду. После очередного пьяного ужина с участием друзей-собутыльников мама Вадима оказалась в больнице с переломом, а сын – в приюте. Нуждающимся в госзащите он признается уже в третий раз…

Разговорились с парнем.

– Как тебе здесь?

– Скучно. И спать хочется, – улыбается тот.

– Скоро Новый год. Столько мероприятий будет, поездок интересных! Волонтеры приедут.

– Зачем? Лучше бы денег дали…

– Думал, кем хочешь стать? Что тебе нравится?

– Мне ничего не нравится. Какая разница, какая работа… Лишь бы платили. Да и вообще дожить еще надо.

 – В смысле? 

 – Вот мой друг думал, планы строил, а в 17 лет сердце остановилось. Не успел поступить. А еще один друг утонул в 16.

Позднее Анжелика Сергеевна расскажет мне, что ни одна из семей, находящихся в социально опасном положении, которые она посещала за годы работы, не живет в таких страшных условиях, как семья Вадима: «Большой дом, грязный, захламленный. Отопление отключено, поэтому внутри холодно. Находиться там невозможно. 

На момент посещения дома из еды была только заплесневевшая картошка в грязной кастрюле с отломанной ручкой. 

Знаете, обычно в деревнях в такой посуде поросятам варят…»

По словам заведующей, ребята, подобные Вадиму, во время пьяных ссор часто становятся на защиту матери. Сами рискуют жизнью и ставят под угрозу чужую. В нашем районе уже был случай, когда, защищая мать, подросток схватил нож и убил отца. Другой парень нанес обидчику матери ножевое ранение… Своим поведением родители сами же толкают детей на преступление. А где гарантия, что жертвой следующей потасовки не станет ребенок? 

Письмо деду Морозу

В этом приюте живут большой семьей и доверяют друг другу. Дети часто идут на откровенность. 

«Внутренне холодеешь от ужаса, слушая рассказы ребят о том, как пьяные родители их душили, жестоко наказывали и избивали», признается Анжелика Красуцкая.

Очень трогательные письма дети пишут Деду Морозу. Кто-то просит машинку на пульте управления, кто-то – модную куклу, а кто-то – куртку и теплые сапожки…

Но самое заветное желание всех этих детей – чтобы родители перестали пить, чтобы в теплом и уютном доме их с вкусным обедом ждала мама.

«Дети прекрасно понимают, почему они оказались в подобной ситуации. Знают, что в произошедшем – вина их родителей, – говорит директор Минского районного социально-педагогического центра СПЦ Елена Шелаева. – Они быстрее пап и мам оценивают ситуацию и понимают, что ее надо исправлять. Конечно, ребята очень ждут родителей. Но первый вопрос, когда те приходят, знаете какой? Думаете, «Что ты мне принесла?». Нет. Они спрашивают: «Мама, ты закодировалась? Ты сходила к наркологу?». И такой вопрос задают дети всех возрастов.

* Имена детей изменены

Текст и фото: Анна ГАЛКОВСКАЯ

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59