Прысталiчча

Газета Минского района

Спаси и сохрани



На заседании Минского райисполкома говорили о состоянии производственного травматизма в организациях пристоличья за 2018 год. Председатель райисполкома Иван Крупко потребовал коренным образом улучшить ситуацию с охраной труда.
 
По данным Департамента государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты, в 2018 году в организациях Минского района на производстве погибли 10 человек, еще 24 получили тяжелые травмы. Средний возраст погибших составил 38 лет, получивших тяжелые травмы – 43 года. При том, что в пристоличье свыше 20 тыс. субъектов хозяйствования с почти 150 тысячами работающих, статистика довольно тревожная. Кстати, в 2017 году на производстве погибли 5 человек, 20 получили тяжелые травмы. Рост числа смертей и увечий более чем очевиден.
 
В группе риска
 
Подумать только: утром человек отправился на работу, а вечером семья не дождалась его возвращения. Не стало мужа, отца, брата, дедушки. Не стало кормильца, мужчины в доме, без которого многое в этой семье окажется порушенным и уже никогда не будет прежним.
 
Почему же так происходит? Почему на производстве не уменьшается количество смертей и увечий, а, наоборот, растет? 
Как отмечалось в докладе заместителя начальника управления по труду и социальной защите Минского райисполкома Вацлава Страшкевича, наиболее подвержены риску смертельного и тяжелого травмирования водители автомобилей; к категории травмоопасных относятся и такие специальности, как подсобный рабочий, водитель погрузчика, грузчик, оператор сушильных установок.
 
Важна не форма, а содержание
 
Докладчик поделился и другими наблюдениями. Так, наибольшее количество погибших и потерпевших приходится на организации без ведомственной подчиненности. В прошлом году здесь погибли 7 человек, еще 12 получили тяжелые травмы, что составляет 70% и 50%, соответственно, от общего числа смертельно и тяжело травмированных работников.
 
Однако и в организациях коммунальной формы собственности положение не лучше: в ушедшем году на производстве здесь погибли 2 человека (в предыдущем – ни одного), тяжело травмированными оказались 6 человек (в 2017 году – 5). На четыре увеличилось число травмированных работников в организациях республиканской формы собственности (количество погибших здесь осталось на прежнем уровне – 1 человек). 
 
Получается, что не так важно, к какой форме собственности относится то или иное предприятие. Важнее всего то, как на производстве соблюдаются правила охраны труда и техники безопасности.
 
Среди отраслей наиболее неустойчивое положение с производственным травматизмом наблюдалось в организациях агропромышленного комплекса. А что касается организаций строительной отрасли, то в прошлом году здесь не было зафиксировано ни одного случая гибели и травмирования работников. Это наглядно свидетельствует о том, что резервы в улучшении ситуации есть, их надо лишь умело и продуманно использовать.
 
Причины и следствие
 
Анализ показывает, что основные причины несчастных случаев на производстве с тяжелыми последствиями – невыполнение должностными лицами обязанностей по охране труда (34%), дорожно-транспортные происшествия (33%), нарушение потерпевшими требований нормативно-правовых актов (24%), их личная неосторожность (15%), противоправные действия в отношении потерпевшего (3%). Примеры же один другого печальнее. Во время изготовления битумной мастики получил ожоги при взрыве горючих веществ и впоследствии умер инженер-химик. Подавая в котел обрезки пиломатериалов, травмировал предплечье кочегар котельной. Транспортируя по наклонному элеватору мясные туши, получил травму головы грузчик. В результате падения лифтовой кабины был смертельно травмирован подсобный рабочий. При погрузке мусора в мусоровоз на спину дорожному рабочему опустилась задняя крышка автомобиля, в результате тот получил смертельную травму.
 
Должностные лица ни при чем?
 
При описании некоторых из этих случаев в документах указывается: вина должностных лиц организации не установлена. Это значит, что они здесь ни при чем. Может, и так. Но будут ли спокойно спать после всего случившегося эти так называемые должностные лица?
 
Безусловно, они не находились рядом с погибшим или травмированным. Но ведь они были обязаны обеспечить соблюдение подчиненными правил охраны труда, и уже поэтому априори виноваты. Не находиться рядом с теми, кто нарушает технику безопасности, вовсе не означает быть ни при чем. Наверняка же подобные случаи происходили с кем-то и раньше. Но всегда ли они предавались огласке и всегда ли должностные лица пресекали нарушения?
 
Возьмем, к примеру, ситуацию, когда дорожный рабочий получил смертельную травму при погрузке мусора. Да, он допустил нарушение нормативно-правового акта по охране труда, выразившееся в выполнении не порученных ему работ по эксплуатации мусоровоза. Но ведь и водителя автомобиля, который мог предотвратить несчастный случай, наниматель допустил к работе без проведения с ним инструктажа, стажировки и проверки знаний по вопросам ОТ. Куда же при этом смотрели все те же должностные лица?
 
Другой случай. В Минскую районную центральную библиотеку приняли на работу сторожа. При этом наниматель не позаботился о том, чтобы сторож прошел обязательный в таких случаях медицинский осмотр. Более того, уже в процессе трудовой деятельности наниматель не позаботился о направлении работника в медицинское учреждение для прохождения обязательного медицинского осмотра. В итоге сторож умер на рабочем месте: оказалось, он страдал хронической ишемической болезнью сердца с артериальной гипертензией.
 
Между прочим, по результатам расследования выявлено еще четыре случая, когда работники допускались к выполнению производственных обязанностей без прохождения обязательного медицинского осмотра. Похоже, подобная практика становится едва ли не закономерностью. 
 
Несомненно, нередко и сами работники пренебрегают соблюдением правил охраны труда. Например, при сборке металлоконструкций мачты сотовой связи монтажник строительных конструкций на высоте 18 м остался без страховки и внезапно оттуда упал, получив смертельную травму. Где же в это время были его руководители, почему они не запретили проведение работ, когда порыв ветра превышал 10 м/с?
 
Спрос надо повышать
 
Вацлав Страшкевич сообщил: созданной при райисполкоме мобильной группой по охране труда в 2018 году проведено обследование 65 организаций, в результате чего выявлено 553 случая нарушений. Много! А сколько еще недостатков проверяющие могли не заметить?
 
Что же «не срабатывает» в соблюдении работниками организаций правил охраны труда даже при наличии столь авторитетной комиссии? Может, ее деятельность носит несколько формальный характер? – предположил на заседании райисполкома прокурор Минского района Алексей Рудишкин.
 
Это не попытка бросить тень на упомянутую комиссию, однако методы ее работы порой вызывают недоумение. Например, комиссия выявляет нарушения и направляет информацию о них на имя руководителя организации, тот должен принять меры по устранению выявленных недостатков и информировать об этом комиссию. Но оказывается, что как минимум в одном случае ответа из организации все же не последовало. Более того, комиссия полагается на ответы руководителей организаций, не перепроверяя их. Именно на этот недостаток в ее работе и обратил внимание прокурор района.
 
Наверное, пришло время более строго спросить с руководителей организаций за то, что на возглавляемых ими производствах не всегда и не в полной мере соблюдаются правила охраны труда. Что-то не было слышно, чтобы кому-то из руководителей за это объявили выговор, не говоря уже об отстранении от должности, ведь это же не какие-то невинные шалости подчиненных, это игнорирование правил, из-за чего на производстве гибнут и получают увечье работники.
 
Тем временем стало известно, что по итогам первого квартала уже нынешнего года случаев гибели и тяжелого травмирования работников на производстве избежать все же не удалось. Выходит, ничего не меняется? Но ведь так не должно быть!
 
Олег ШВЕДОВ

 

Оставить комментарий: