Регион

В Лысой Горе Янка Купала был как дома

Лысая Гора – небольшая деревенька на севере Минского района, откуда открываются сказочные панорамы на лесистые холмы Логойской возвышенности. Здесь можно вдоволь надышаться свежим воздухом и привести мысли в порядок. 
 
В этом белорусском Прикарпатье в 20-е годы прошлого века вдохновлялся Янка Купала, сюда влечет и современных романтиков.
 
Лысая Гора Юзуфовского сельского Совета расположена вдали от цивилизации и всего лишь в 30 километрах от Минска. В начале XIX века село было собственностью минского крайчего Аброцкого. В 1897 году входило в состав Беларучской волости. Тогда в нем проживало 62 человека, действовал хлебозапасный магазин. Спустя столетие деревня измельчала. Сейчас в Лысой Горе постоянно проживают 56 человек, но коренных лысогорцев можно перечесть по пальцам. Остальные – насельники разместившегося здесь подворья Свято-Елисаветинского монастыря. 
 
Свое название деревушка получила, вероятнее всего, из-за близкого соседства с горой Лысой. Ее высота – 342 метра, это вторая (после горы Дзержинской) по высоте точка Беларуси. Вообще, слово «лыски» обозначает пустые участки земли. Возможно, в прошлом Лысая Гора была первой расчищенной среди лесов поляной.
 
Волот-ясень
 
Дома в Лысой Горе в основном старые. Они будто ползут к куполу пригорка, на котором раскинулась деревушка. У многих местных сараи выкопаны в холмах. 
 
Все утопает в зелени. Стена шиповника подпирает деревенский забор. Вдоль улицы – монументальная аллея лип. Тут много ясеней. Один из них, что стоит в овраге, особенно высокий, мощный, ствол как булава. Этому ясеню, по разным оценкам, 
300–400 лет. К сожалению, могучее дерево частично начало усыхать. О нем беспокоится бывшая учительница белорусского языка и литературы Буцевичского учебно-педагогического комплекса Татьяна Волчек, в девичестве Говорушко. Она рассказала, что исполина величают Янов (или Марийкин) ясень. 
 
До наших дней дошла красивая легенда о Яновом ясене. Будто в купальскую ночь деревенский кузнец-волот Янка вызволил свою любимую Марийку из хоровода ведьм, который нечисть устроила среди ветвей большого лысогорского ясеня. Ведьм и леших Янка отправил в пруд у подножия холма, и пруд тут же затянулся белым туманом. Так Лысая Гора избавилась от нечисти, а ясень стали называть Яновым.
 
Золотой крестик с цепочкой от Янки Купалы
 
Под раскидистым Яновым ясенем любил проводить время его тезка – народный поэт Беларуси Янка Купала. Он приезжал сюда в гости к своим знакомым Бычковским. Поэтому ясень еще называют Купаловским.
 
В филиале литературного музея Янки Купалы «Окопы» хранятся фотографии Бычковского с дочкой Марией и сыном Петром. Известно, что Бычковский дружил с местными учителями. 
 
– Классик действительно неоднократно наведывался в Лысую Гору, – подтверждает заведующий филиалом литературного музея Янки Купалы «Окопы» Елена Микулич. – Купала подружился с Бычковским, когда собирал фольклор в Окопах и окрестных деревнях. В Лысой Горе также проходили нелегальные собрания педагогов. В них участвовал и Купала.
 
Дочка Бычковского Мария была крестницей народного поэта Беларуси, а сыну Бычковского Петру Купала в 1913 году подарил экземпляр своей третьей книги стихов «Шляхам жыцця» с автографом. С этой книгой Петр не разлучался.
 
Купала поддерживал связь и с другими тамошними жителями. Например, с учителем Василием Рынковичем.
 
Сын Бычковского вспоминал, что отец дружил с учителями из Лекаревки и Беларучей. Они часто собирались в доме Бычковских, любили читать, веселиться. Среди отцовских друзей был и поэт. «Купала часто приезжал к нам на Лысую Гору, – писал Петр Бычковский. – Он уважал отца, был другом нашей семьи. Когда в 1913 году родилась моя сестра Мария, Янка Купала стал крестным. Мария долго берегла подарок крестного отца – золотой крестик с цепочкой, но в трудное время вынуждена была продать его, чтобы купить себе мануфактуры. Брата моего Николая крестила сестра Купалы – Леокадия». 
 
Сиротская доля
 
Бычковских помнит Нина Таргонская, но не знает, связаны ли они с Купалой. Нина Максимовна – коренная жительница. В молодости жила в городе, но вышла на пенсию и вернулась на малую родину. Вместе с мужем Василием переехали в родительский дом.
– Красивое место, правда? – улыбается Нина Максимовна.
 
Нине было всего два года, когда грянула война. Из маминых рассказов она знает, что ее отец Максим Захаревский погиб в первые дни Великой Отечественной.  Максим Захаревский был председателем колхоза, накануне целую ночь развозил повестки. Только начало светать, все мужчины собрались, простились с родными, сели на «полуторку», уехали и больше не вернулись. 
 
Лысогорские окрестности были партизанским краем. Многие помогали народным мстителям, в том числе и мама Нины Таргонской. Она пекла хлеб.
 
Нина Максимовна замечает односельчанку Софью Павловну Курлович. Они почти ровесницы. Софья Павловна родилась в 1941 году. Их отцы вместе воевали в Финляндии. В Великую Отечественную у этой девочки погибли оба родителя. Круглую сироту воспитали бабушка и дедушка.
 
Сено для Белочки
 
Софье Павловне в свои 70 с хвостиком все приходится делать самой. Раньше по хозяйству помогали двое сыновей, но оба молодыми ушли из жизни. Супруг тоже умер. О женщине заботится дочка Ира.
 
– Раньше хорошее село было. Приезжали пионеры, выступали, а теперь… Зачахла деревня, – с ностальгией вспоминает былое Софья Павловна.
 
Сельчанки рассказывают, что после войны многие уехали из Лысой Горы. 
 
В разгаре сенокос. Софья Павловна заготавливает душистый корм для своей Белочки – старой коровы бело-рыжей масти. Сама косит, ворочает, сгребает и скирдует сено. 
 
– Косу поклепать некому. Несу ее к соседу, он тоже коровку держит, прошу: «Славичек, поклепай косу». У него есть своя работа, но соглашается… – рассказывает Софья Павловна.
 
Родные давно предлагают продать буренку, но женщина не может расстаться с ней, Белочка для нее как родная. Сельчанка любит животных с детства. Всю жизнь проработала дояркой на местной ферме, не раз получала награды за ударный труд. 
 
Айтишник и современный романтик
 
Сельская жизнь перестала быть привлекательной. Старики умирают, молодежь стремится в город. Тех, кто болеет деревней, становится все меньше. 
 
Минчане Андрей и Вера построили дом в Лысой Горе. Оба работали в сфере информационных технологий, у них своя компания. Вера продолжает трудиться там до сих пор, а вот Андрей оставил прибыльное дело. Теперь занимается дизайном мебели. Оба ведут бизнес в Минске. В деревню ездят, когда получается. Вместе с ними любит пожить в загородном доме их младшая дочка, старшие предпочитают столицу.
 
Андрей рассказал, что искал участок земли для строительства семейной крепости довольно долго – около 10 лет. Исколесил по пристоличью сотни километров. Очень понравилась Лысая Гора. Тут, по его словам, сохранилась аутентичная белорусская деревня – без сайдинга, пластиковых окон и другого новодела. 
 
Андрей занимается фотографией. В основном снимает деревню, в том числе много фотографирует в Лысой Горе – людей, птиц, природу. На его страницу в Instagram подписано более 23 тысяч аккаунтов.
 
– Аутентичная белорусская деревня – это уникальное явление, такого в мире больше нигде нет. Иностранцам она интересна куда больше, чем Мир и Несвиж, – отмечает Андрей. – Они спрашивают у меня, как можно попасть сюда, могу ли я им показать те места, которые они видят на моих фотографиях. Однако вся эта красота постепенно уходит, со временем настоящую деревню нельзя будет встретить. Поэтому нужно ценить и беречь ее.
 
С помощью фотографии бывший айтишник открыл для тысяч соотечественников и иностранцев уникальную пристоличную глубинку. Он также привлекает внимание общественности к проблеме вымирания белорусской деревни.
 
Андрей проводит в Лысой Горе много времени, любит наблюдать за птицами, подкармливает их, мечтает завести барана, чтобы разгуливал рядышком с домом. Чем не современный романтик?
 
Светлана ВАЩИЛО

 

Оставить комментарий:

Для рекламы используйте доску объявлений!
Ваше имя:


wink smile tongue biggrin lol closedeyes glare huh sad angry cool unsure ohmy blink shok

        


Введите цифры на картинке:

Поделиться ссылкой вКонтакте
Поделиться ссылкой в Twitter