Прысталiчча

Газета Минского района

Гобелены Марии Старостиной



Сколько таких произведений декоративно-прикладного искусства создала за более чем четверть века, Мария Александровна и не помнит. Счет идет на многие сотни. Осознанное и непреодолимое желание именно к такому виду творчества пришло к старшему научному сотруднику Института защиты растений в зрелом возрасте. Но, наверное, подспудно к нему она шла всю жизнь. 
 
Наша встреча состоялась в одном из помещений Прилукского центра народного творчества, где и хранится основная часть работ мастерицы и ее учеников. А начала Мария Александровна с того, что объясняла мне разницу между ткачеством на станке (кроснах), который, наверно, остался лишь в памяти пожилых людей, и созданием произведения вручную, пальцами, как подчеркивала она:
 
– Таким образом, на гладком полотне можно выткать и какие-то узоры, и даже картины. А есть техника ворса, когда пучок ниток закладывается, и картина приобретает выпуклые рельефные формы. Например, яблоко или какие-то кусты, если касается пейзажа. Очень люблю такую технику за ее возможности, называю ее «в формате 3D». Когда увидела, как создается художественная набивка иглой по холсту, просто изумилась. Сейчас это еще одна техника, в которой я работаю.  Моя мама попросила такую иголку у женщины-мастерицы. А тут работа, хозяйство, ребенок. И эта иголка пролежала без действия года четыре. А потом к нам приехал Николай Александрович Шуляковский. Он здесь руководил изостудией декоративно-прикладного искусства, точнее, учил детей искусству набивки иглой по холсту. Я тогда пела в народном ансамб­ле «Миловица», кстати, тридцать лет отдала этому коллективу. И вот, видя мою заинтересованность, он дал мне подрамник и холст. Как я обрадовалась! И, наверное, полмесяца сидела и набивала свое любимое болото. Я выросла на болоте, среди заливных лугов на Гродненщине. Там моя малая родина. И вот я показала эту работу ему, профессиональному художнику. «Хо-ро-шо!» – сказал он вглядевшись. И не поправил у меня ни одного штриха. И с тех пор, то есть с 1992 года, я с таким удовольствием этим занимаюсь! Потом я окончила в Доме ветеранов курсы по ткачеству. Там нас учили преподаватели Минского института культуры. Год училась, сдавала необходимые работы. После курсов стала преподавать детям. К сожалению, Шуляковский рано ушел из жизни. И с детьми не было кому заниматься. Делала это на общественных началах. И только в 1999 году была создана школа гобелена. Я официально стала ее руководителем. По совместительству, так как еще работала в институте – до 2003 года. В 2002-м мы завоевали звание народной школы. В следующем месяце моей школе гобелена 20 лет. Назвала я ее «Михалина». Потому что обе мои бабушки носили это имя. Всегда перед гобеленом испытываю какое-то благоговение. Работаю не только в технике ручного гобеленного ткачества, художественной набивки иглой по холсту, но и в смешанной и оригинальной техниках. Многое сама придумала. Для меня шерсть, нитки обладают магической, притягательной силой. Если бы вы видели, сколько у меня ниток! Я не могу пройти мимо, когда продаются нитки. И как Бог на душу положит, так и тку.
 
– Приятно, что и дети, воспитанники вашей школы, с удовольствием занимаются таким творчеством.
 
– Каждый год в нашу школу приходит примерно по 20 детей. Посмотрите, сколько их замечательных работ! Есть и совсем миниатюрные. Меня радует, что некоторые из них выбирают мою любимую тему болота. Это ностальгия, воспоминания о детстве. Вообще я очень люблю пейзажи, а работы не храню. Большинство из них остались только на фотографиях. Многие находятся в частных коллекциях и учреждениях нашей страны, России, Германии, Австрии и даже ЮАР. Серия «Страчаная спадчына» с историко-архитектурными пейзажами деревни Прилуки в рамках исторической выставки «Праз стагоддзi да графаў фон Гутэн-Чапскiх» экспонировалась в Национальном музее истории и культуры. А еще в Минском областном центре народного творчества, музеях Дзержинска и Копыля, а в 2009 году – в Национальной библиотеке Беларуси. Эти работы я делала по старым черно-белым фотографиям и сохранившимся давним рисункам. Вообще, здесь, в Прилуках и окрестностях, богатейшая и интересная история. К примеру, Красный костел в Волчковичах, который построила Юзефина Чапская, последняя владелица имения. Костел создавал тот же архитектор, что и костел Святого Сымона и Елены в Минске. И вот по фотографии я выткала такой гобелен.
 
Если говорить в целом, то трудно даже перечислить, где экспонировались гобелены Марии Старостиной. В том числе на республиканских выставках: народного творчества «Уют в вашем доме», републиканские «Дажынкi-2005» (Слуцк); 2006 г. – выставка гобеленов «Свет душы маёй», IV Международный экологический форум (Мядель), республиканский фестиваль белорусской письменности (Борисов); ІХ Национальный фестиваль белорусской песни и поэзии «Маладзечна-2007». А еще на различных выставках и фестивалях областного масштаба и в Минске. Не говоря уже о пристоличье, где ценят и саму мастерицу, и ее творчество. Так она стала обладательницей Арт-премии-2010 в номинации «Лучший мастер декоративно-прикладного искусства учреждений культуры Минского района», а в прошлом году – в номинации «Лучший работник сферы культуры « – «Лучший по профессии – 2018».
 
– Мария Александровна, для создания гобеленов требуется немало времени, усилий, да и материальных затрат. Компенсируется ли это за счет созданных работ, которые должны стоить довольно дорого?
 
– В одном из музеев попробовали оценить работы моей персональной выставки. Наверное, для страховки. Вышло в среднем по 300 долларов за работу. Кто у нас может выложить 600 рублей за один гобелен? Удовольствие больше от того, что работы нравятся людям. Вот и один из последних гобеленов я подарила Минскому району по случаю его 85-летия.
 
– Возможно, тяга к творчеству у вас и раньше была?
 
– У меня отец был самодеятельный художник. Он любил рисовать диких животных, природу. Маслом писал. Без конца таскался по лесу с ружьем. И я хорошо рисовала в детстве. В молодости писала портреты подруг. Но такому увлечению не придала значения. А маме помогала ткать на кроснах – рушники, половики, постилки. Окончила же я аграрный университет, тогда еще Гродненский сельскохозяйственный институт. Пять лет работала в Логойске, в управлении сельского хозяйства. Потом переехала в Прилуки, работала в Белорусском научно-исследовательском институте защиты растений. Окончила в Ленинграде аспирантуру, занималась научной работой. Правда, пришлось пережить очень трудные времена: перестройку, развал СССР…
 
– Но вернемся в сегодняшний день. Кто из ваших наследников особенно заинтересовался искусством гобелена?
 
– У меня одна дочка и четверо внуков. Мне кажется, самая младшая моя внучка – шестилетняя Анечка, прирожденная танцорка, которая только в этом году пойдет в школу – больше других интересуется таким искусством. Уже сама пробует что-то создавать… 
Но главная надежда – на учеников народной школы Марии Старостиной, где искусство создания гобелена уже находит достойное продолжение.
 
Михаил ВЕРГЕЙЧИК

Оставить комментарий: