Прысталiчча

Газета Минского района

Детское лицо войны, или О юном герое Коле Боровском



Обелиск, увековечивший память об участниках Острошицко-Городокского подполья, был сооружен в честь 20-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков.
 
Шефы: Острошицко-Городокский сельисполком, ИООО «Газпромнефть-Белнефтепродукт», Острошицко-Городокская средняя школа.
Кирилл Иванович Шестаков (46 лет), Мария Терещенко (24), Коля Боровский (15), Лида Матусевич (17), Нина Стосуй (17), Люба Врубель (17), Тоня Стефанович (17), Аркадий Кручонок (16), Вася Пашик (17), Галя Прокофьева (15), Рая Светлова (16), Вера Хатковская (16), Паша Ботяновский (16), Миша Кручонок (17). Как много здесь юных героев! Имена подпольщиков Острошицко-Городокской школы, казненных фашистами в 1941–1944 годах, написаны на известном всем местным жителям обелиске. Его открытие состоялось 3 июля 1964 года.
 
«Вечная память и слава тем, кто в грозные дни Великой Отечественной войны погиб в борьбе за Родину», – написано на обратной стороне монумента. 
 
Поставлен памятник благодаря общим усилиям учителей, учеников и местных жителей – по инициативе военрука Острошицко-Городокской школы Ивана Захаровича Давидовича, а также при поддержке директора этого учебного заведения Ивана Афанась­евича Будая. В созданном при школе музее боевой славы в Острошицком Городке есть раздел, посвященный местным подпольщикам. 
 
Общий подвиг 
 
Когда немецкие оккупанты заняли Острошицкий Городок, местные патриоты начали активно действовать. 
 
Организаторами местного подполья стали завуч школы Кирилл Иванович Шестаков и учитель русского языка Лариса Леонтьевна Короткая. 
 
Подпольщики помогали раненым советским солдатам, которые выходили из окружения, собирали и хранили оружие, распространяли листовки. Они установили связь с партизанами и выполняли их задания. Добывали медикаменты в местной больнице, информировали о перемещениях вражеских войск, действиях и планах полиции, осуществляли диверсии. Так, например, им удалось взорвать лесозавод в Острошицком Городке (мину пронесла и установила комсомолка Нина Стосуй).
 
Многие подпольщики отдали свою жизнь за Родину. Одних замучили и казнили фашисты, другие погибли в боях.
 
История юного артиста Коли
 
…Его привезли в Острошицкий Городок, били, пытаясь узнать имена партизанских связных. Но юный партизан Коля Боровский молчал. Избитого и измученного, его вывели из сарая, повесили на грудь доску с надписью «Я – бандит». Руки скрутили проволокой, к которой был привязан школьный звоночек. 
 
Мальчика повели по улицам Острошицкого Городка. Снова избивали. Требовали, чтобы он говорил: «Я – бандит». Но мальчик упрямо твердил: «Я – Бадыль». И люди вспоминали, что драма Кондрата Крапивы, в школьной постановке которой он исполнял эту роль, называется «Партизаны»… 
 
Колю вели возле родного дома, возле родной школы... Жалостно звонил звоночек, когда мальчик падал под ударом тяжелого кулака. Видевшие это люди горько плакали. Избитого Колю увезли в Минск, в тюрьму, а оттуда – в лагерь смерти Тростенец.
 
В школьном музее есть картина неизвестного художника, на которой изображен Коля Боровский. Он был одним из самых молодых членов подпольной организации. 
 
До начала войны Коля окончил шесть классов. Был членом литературно-драматического кружка. Мечтал стать артистом.
Как-то в школе ставили драму Кондрата Крапивы «Партизаны». Все роли были распределены, Только на роль деда Бадыля никак не могли подобрать исполнителя. И вдруг на одной из репетиций Коля так удачно вставил реплику, что ему сразу отдали роль. 
Коля активно включился в борьбу с врагом. Собирал необходимую информацию, распространял листовки, помогал поддерживать связь с партизанами. Сначала он стал пастушком, что давало возможность без подозрений выходить за пределы Острошицкого Городка. Позже работал на автодорожном участке. 
 
Когда над подпольщиками нависла угроза ареста, те, кто смог, ушли в партизаны. Вскоре к ним присоединился и Николай. И пришел в отряд не с пустыми руками! Во время отхода вместе с двумя старшими товарищами похитил немецкую автомашину с оружием.
Колю любили в отряде. Он был смелым и надежным, наравне со всеми участвовал в боевых операциях. Однажды его с двумя разведчиками послали в деревню Беларучи. Но там их подстерегала фашистская засада. Коля первым заметил опасность и успел крикнуть товарищам, но было поздно. Он отстреливался до последнего патрона, последний – приберег для себя, но случилась осечка. Врагам удалось схватить юного партизана.
 
Мама Коли старалась сделать все возможное, чтобы его освободить. Съездила в Минск в гестапо, просила отпустить сына. Ей сказали, чтобы она привезла деньги, золото. Женщина ходила по людям, собирала деньги. Однако это не помогло: деньги фашисты взяли, но Колю не выпустили. Его жизнь оборвалась в лагере смерти.
 
Воспоминания учительницы Острошицко-Городокской средней школы Лидии Шестаковой:
 
– За долгие годы работы в школе мне пришлось учить много ребят. Помню практически каждого из них. Но больше всех остались в памяти те, с кем довелось пережить тяжелые годы войны.
 
Их имена знакомы и всем жителям Острошицкого Городка. Это юный герой Коля Боровский, а также мои ученики Тоня Стефанович, Нина Стосуй, Люба Врубель, Аркаша Кручонок, Женя Яцук, Рая Светлова, Вера Хатковская… 
 
Когда началась война, Коле Боровскому исполнилось 14 лет. Это был невысокий, круглолицый, очень подвижный, сообразительный мальчик. Жители городка хорошо помнят Колю. Он был лучшим комическим артистом школьного драмкружка, исполнителем проникновенных лирических песен. Хорошо рисовал, особенно удачными у него выходили карикатуры. Коля был всеобщим любимцем в школе. 
 
Перед войной он помогал досматривать школьного коня и продолжал это делать, когда в Городок пришли немцы… 
 
Коля приходил к нам каждый день, он знал все новости Острошицкого Городка. Мы ожидали его с большим нетерпением, так как сами старались не попадаться немцам на глаза. Он очень дружил с моим мужем Кириллом Ивановичем Шестаковым.
 
Когда Коля рассказывал, то любил одновременно делать наброски карандашом на бумаге. Он изображал, например, как немец напуган, удивлен и так далее. Получались такие яркие, забавные карикатуры, что мы от души смеялись.
 
Рассказывал Коля о том, как с друзьями находил оружие, патроны и даже пулеметы. Кирилл Иванович советовал прятать все это в лесу. 
 
Через некоторое время Коля связался с партизанским отрядом. Он часто брал велосипед и уезжал. Снова приносил к нам в дом много новостей, привозил записки, посылки, даже газеты «Правда» и «Известия». Мы читали их вечером. Окна завешивали наглухо, топили печку – на тот случай, если вдруг кто-нибудь нагрянет, а это случалось довольно часто. Из газет мы узнавали, что на самом деле происходит на фронтах. Ведь немцы постоянно утверждали: «Москва – капут!» Обычно газеты читал Кирилл Иванович. Делал он это негромким, но четким голосом. Многие из нас плакали от нахлынувших чувств.
 
Потом Коля устроился работать в ремонтную мастерскую дорожного отдела. Он вытянулся. Шагал широко, как взрослый. 
 
Вспоминаю тот момент, когда погиб его лучший друг – Павлик Ботяновский. Колю и его друзей позвали в партизанский отряд, и он пришел к нам попрощаться. Был бодрый, веселый. Нарисовал моей дочке Светлане несколько рисунков. «Еще! Еще!» – просила она. «Вот вернусь, тогда нарисую еще». Он рассказал о планах отъезда в отряд, крепко обнялся с Кириллом Ивановичем и ушел. 
Так началась его новая, боевая, жизнь. Коля ходил на задания, участвовал в разгроме немецкого гарнизона… 
 
Коля умер героем, преданным своей Родине, своим друзьям и учителям своей школы.
 
(Автор выражает благодарность Татьяне Грушник, руководителю музея боевой славы Острошицко-Городокской школы, за помощь в подготовке статьи.)
 
Вера Коронец

Оставить комментарий: