Прысталiчча

Газета Минского района

У летчиков нет слова «последний»



Мачулищи – поселок авиаторов. Многие десятилетия здесь базируются различные авиационные части. В данном населенном пункте проживают и семьи летчиков. Их здесь хорошо знают – тех, кто в свое время служил в Военно-воздушных силах СССР, и тех, кто сегодня несет службу в Вооруженных Силах Республики Беларусь. Вот почему с вопросом о летных суевериях корреспондент «Прысталічча» решил обратиться именно к жителям поселка Мачулищи.

Капитан Олеся Лазовая, старший помощник начальника отделения идеологической работы 50-й смешанной авиационной базы:

– Сейчас мне не особенно часто приходится летать на военных самолетах и вертолетах. А вот когда начинала службу, в небо поднималась нередко. Знакома со многими экипажами нашей воинской части. С некоторыми из них приходилось летать на учения, которые, кстати, являются самой увлекательной стороной воинской службы.

Несмотря на то что по образованию я  философ, к военной профессии я, что называется, приросла сердцем. Не поверите, но когда садилась в самолет или вертолет, страха ни разу не испытывала. Только захватывающее чувство. А ведь мне даже доводилось лететь в вертолете с открытыми створками заднего люка, когда кабину насквозь продувает ветром.

Что касается суеверий, то я о них наслышана. Знаю, что у летчиков не принято перед полетом фотографироваться, они не любят летать 13-го числа. Но самое главное, нельзя относительно вылета говорить слово «последний». Для таких случаев предусмотрена замена на «крайний».

Влада Герасимова, инспектор делопроизводства 50-й САБ:

– В воинской части, где я в настоящее время работаю, ранее служил муж. Сейчас он в запасе. Так что с авиацией знакома не понаслышке. Самой приходилось летать в качестве пассажира. Вместе с мужем я в полете чувствовала себя спокойно и уверенно. Трудную судьбу жены военного летчика, конечно, испытала в полной мере. Регулярно провожала супруга в полет и встречала после возвращения на родной аэродром. Быть в постоянном ожидании – это довольно нелегко.

За время службы муж никогда не говорил про вылет «последний». А только – «крайний», как принято у пилотов. А еще он всегда брал в полет маленькую иконку с образом своего ангела-хранителя, святого Владимира. Сегодня с такой иконкой летает наш сын. Он пошел по стопам отца, служит радистом в составе летного экипажа в этой же авиационной части.

Татьяна Афанасенко, главный специалист Мачулищанского поселкового исполкома:

– На самолетах мне приходилось летать не раз. Пассажирских, разумеется. И в этом году воздушным транспортом летала на отдых в Египет.

Не скрою, определенное волнение и перед вылетом, и в самолете испытывала. Серьезное нервное напряжение возникло, когда в салоне стал громко плакать чей-то ребенок. А когда самолет попал в зону турбулентности, даже успокоительные капли принимала. К счастью, долетели благополучно. Возможно, мне помогло то, что по совету своей подруги я не фотографировалась на фоне авиалайнера. Она в отношении полетов человек очень суеверный.

Эдуард Рецкий, заместитель председателя Мачулищанского поселкового Совета:

– В жизни мне доводилось летать и на самолете, и на вертолете (как раз в День ВВС на 50-й смешанной авиабазе). А впервые  сел в самолет в далеком детстве. Летом в моем родном Круглянском районе легкий «кукурузник», Ан-2, опылял посевы. И мой дядя, работавший в колхозе механизатором, уговорил пилота взять меня в полет. Ощущения были незабываемые! Своей радостью я поделился с друзьями, и они мне откровенно завидовали. С тех пор никакого страха перед полетом не испытывал и предубеждения меня не терзали. В салоне самолета всегда чувствовал себя комфортно.

Самый восхитительный полет был на «тушке», когда я отправился отдыхать в Минеральные Воды. Сначала взлет в тумане, а потом самолет набирает высоту и за облаками нас встречает яркое солнце, безбрежное голубое небо. Когда подлетали, из иллюминатора можно было наблюдать Эльбрус. Всю эту красоту до сих пор не могу забыть!

 Сергей Ручанов

Оставить комментарий: