Прысталiчча

Газета Минского района

Спасибо, дед Аркадий, за Победу!



Когда я был школьником, каникулы, как и большинство детей того времени, проводил у дедушек и бабушек в деревне. Мы с друзьями подолгу бегали по окраинам, ловили рыбу в озерце, собирали грибы, ягоды. 
 
А еще мы любили копаться у бабушки в шкафу. Помню, найдем там какие-нибудь документы, незаметно вытащим их, даже не понимая той важности, которую они представляют. Так случилось и с документами моего дедушки Аркадия, фронтовика. Мы носили с собой его военный билет. Представляли себя важными людьми в форме с погонами, вручали друг другу медали, изображали смелых и сильных защитников Родины. И, как потом я узнал от мамы, не первыми придумали себе такую игру, – ребята ее поколения тоже «играли в войну». 
 
Дедушку Аркадия, который вернулся домой после Победы, мне, к сожалению, увидеть не довелось. Он преждевременно ушел из жизни, не дождался своих внуков, оставив жену Ольгу с тремя дочерьми – Люсей, Раисой и Алиной. Прошли годы. Уже нет рядом с нами бабушек и дедушек – только фотографии на стене в доме моей мамы напоминают о том, что родные наблюдают с небес и помогают идти по жизни верною дорогой. В нашей памяти дедушка так и запечатлен, как на фотографии, – солдатом…
 
В армию двадцатилетнего Аркадия Иосифовича Грица, уроженца деревни Кохановичи Несвижского района, призвали после освобождения Белоруссии, 20 июля 1944 года. Он горел желанием отомстить за смерть родного брата Александра, за гибель своих друзей, одноклассников, односельчан, братьев своей любимой – Ольги.
 
Позже, занимаясь поисковой работой и собираясь организовать музейную экспозицию, я нашел некоторые документы дедушки. Наградной лист, орденская книжка, благодарственные письма… И мне очень захотелось узнать, каким был боевой путь моего деда.
Как оказалось, молодого бойца А. Грица сразу направили для прохождения службы в 45-й запасной артиллерийский полк, которым командовал подполковник В. Н. Петухов. После учебки, в августе, Аркадий был переведен в 282-й минометный полк 32-й Краснознаменной минометной бригады 22-й Гомельской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова артиллерийской дивизии прорыва Резерва Верховного главнокомандования. Командовал ею полковник, впоследствии – генерал Д. С. Зражевский. Дивизия успешно участвовала во всех крупнейших операциях 1-го Белорусского фронта, среди которых одной из самых главных было взятие Берлина.
 
Сначала деда назначили наводчиком, но командир батареи сказал: «Аркадий, тебе здесь делать нечего. Пойдешь в разведку. Мы с тобой, брат, еще до Берлина дойдем!» У разведчиков минометной части важная задача: обнаружить огневую точку противника, немедленно сообщить координаты на батарею. Чем они точнее, тем больше гарантия, что цель будет уничтожена.
 
Вскоре у деда вошло в привычку и глазом, и ухом улавливать, откуда бьют, пушка это или миномет... На его боевом счету неуклонно прибавлялось число обнаруженных и уничтоженных вражеских орудий, дотов, пулеметных гнезд.
 
О важности артиллерийской разведки и опасности ее ведения свидетельствуют награды сослуживцев, командиров отделения разведки 282-го минометного полка – полного кавалера орденов Славы Ивана Трофимовича Егорова и кавалера ордена Славы ІІІ степени Прокопия Даниловича Непомнящего. Аркадий Гриц старался равняться на опытных разведчиков, просился на самые трудные участки. И находился все время на передовой. А еще, можно сказать, по-пластунски дополз до Берлина.
 
Первым боевым крещением деда стало участие в Висло-Одерской операции. Остро стоял вопрос обеспечения войск, особенно артиллерии, боеприпасами. Огромнейший размах и высокие темпы (более 35 километров) положили начало успешному наступлению. В первые же сутки наши войска прорвали главную полосу вражеской обороны и за два дня продвинулись на 25–40 километров. На третий день, 16 января, 69-я армия, наступавшая с Пулавского плацдарма, овладела польским городом Радомом. В то же время, используя успех армии ударной группировки фронта, 47-я и 61-я армии стали обходить Варшаву с севера и юга, а 2-я гвардейская танковая, обойдя город с запада, нанесла удар в тыл варшавской группировке войск противника. В ночь на 17 января перешла в наступление и 1-я армия Вой­ска Польского под командованием генерала С. Г. Поплавского. 17 января ее части ворвались в Варшаву, затем туда вступили советские дивизии. Варшавская группировка фашистских войск, окруженная западнее Варшавы, к 18 января была полностью ликвидирована. По итогам успешного героического штурма дед Аркадий был награжден медалью «За освобождение Варшавы».
 
Войска фронта стремительно продвигались на запад. На пути они окружали и блокировали частью сил мощные укрепленные районы и крупные узлы сопротивления: город Познань с крепостью «Цитадель», укрепления в районах Шнейдемюля, Дейч-Кроне и так называемого Одерского четырехугольника. Главные силы устремились в это время к реке Одер, на рубеж которой передовые части вышли к исходу 29 января. 570 километров, отделявших Вислу от Одера, войска фронта преодолели за 16 суток. 3 февраля 1945 года, после форсирования Одера, они захватили плацдарм в районе Кюстрина (Костшина). К реке на широком фронте вышло уже шесть армий. На этом закончилась одна из крупнейших наступательных операций Великой Отечественной войны. А впереди был Берлин…
Артиллерия фронта накопила немалый опыт участия в уличных боях, но такого отчаянного сопротивления, с которым пришлось столкнуться в Берлине, не ожидал никто. Этот огромный ощетинившийся город встречал огнем из каждого дома, из-за каждого угла. Стреляли из подвалов, окон верхних этажей, с чердаков и крыш.
 
В уличном бою в Берлине необычный прием применил командир 282-го минометного полка (там и служил мой дедушка). Дивизионы его входили в состав штурмовых групп 512-го стрелкового полка, действовавших в центре города. Противник ожесточенно оборонялся. С боем приходилось брать каждый дом, каждый этаж. На Бергерштрассе у пехоты, поддерживаемой дивизионом, не получилось преодолеть огневого сопротивления противника. Мы несли большие потери. Тогда майор Дементьев принял смелое и оригинальное решение. По его команде дивизион открыл огонь дымовыми снарядами. Под прикрытием дымовой завесы группа разведчиков прорвалась вперед и в окне четвертого этажа одного из домов укрепила красное знамя. Одновременно они открыли сильный огонь из автоматов, тем самым показывая врагу, что здание уже захвачено советскими подразделениями. Красный флаг, появившийся в расположении противника, воодушевил советских воинов. Воспользовались замешательством гитлеровцев, они решительным броском преодолели трудный участок и овладели очередным важным узлом сопротивления. Дивизион своим огнем содействовал успеху пехоты.
 
И только когда стихли ожесточенные уличные бои в Берлине, когда пал рейхстаг, мой тогда еще молодой и неженатый дед, выйдя из мрачных коридоров на свежий воздух, облегченно выдохнул: «Жив!» Он достал из кармана обломок карандаша и нетвердой от усталости рукой вывел на испещренной вдоль и поперек разнокалиберными надписями колонне: «Прибыл из Белоруссии. Аркадий Гриц». А командир батареи пообещал ему: «Будешь представлен к медали «За отвагу». В наградном листе так и написано: «В боях за овладение городом Берлин показал образец мужества и отваги. Во время боев с 28 апреля по 2 мая 1945 года тов. Гриц все время находился в боевых порядках пехоты. Обнаружив при этом 7 действующих целей, 1 мая заметил перебегающую цель – фаустника, очередью из автомата фаустник был убит».
 
Впоследствии дедушка был награжден медалью «За взятие Берлина» и «За победу над Германией».
 
Наступил долгожданный мир, завоеванный ценой неисчислимых жертв и лишений нашего народа. Но даже в эти победные дни войска продолжали работать в прежнем ритме. Разве что чуть больше стало времени для отдыха. Да еще вспомнили старое доброе понятие – «выходной». Работы было еще много: составлялся подробный отчет о проведенной операции; артиллерия размещалась в различных районах советской зоны оккупации Германии; организовывалась боевая подготовка артиллерийских частей и соединений и многое другое. Лишь 28 марта 1947 года дедушку уволили в запас и он вернулся домой. В армии в 1946 году окончил водительские курсы, что помогло устроиться на работу трактористом.
 
В 1950 году Аркадий Иванович женился на моей бабушке Ольге Михайловне. Вскоре у них родилась дочь, моя мама Люся. Потом появились еще двое детей – Раиса и Алина. Имея шесть классов образования, дед считался грамотным человеком, сельчане шли за помощью в написании заявлений, прошений на выделение материалов для постройки домов после войны. Построили свой дом и Аркадий с Ольгой. Вели хозяйство, трудились в колхозе. Дедушка души не чаял в своих дочерях, сильно ждал появления в семье зятьев, посадив в их честь три вяза. Горько осознавать, но внезапная болезнь не дала сбыться его мечтам о зятьях и внуках. Дочери Аркадия Грица создали семьи позже, когда отца уже не стало.
 
Прошло время, затянуло былые раны. Сегодня у внуков деда Аркадия свои семьи и дети, которые живут под светлым мирным небом в стране, где ценят спокойствие и согласие. С надеждой на то, что в суверенной, независимой Беларуси так будет всегда, от всех нас посылаю в небеса родившиеся в глубине сердца слова: «Спасибо, дед Аркадий, за Победу!»
 
Дмитрий ГОДУН

 

Оставить комментарий: