Прысталiчча

Газета Минского района

Афганские версты капитана Санина



  

15 февраля 1989 года закончилась необъявленная афганская война. В ней принимал участие майор в отставке Александр Санин. Немногим более двух лет он прослужил «за речкой» в составе 56-й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады. С ней прошел практически весь Афганистан. Сегодня Александр Константинович возглавляет первичную ветеранскую организацию воинов-интернационалистов в агрогородке Колодищи.

 

Из пограничников -- в связисты

 

Александр Санин родился в семье военнослужащего, отец служил в войсках ПВО, сперва на территории Азербайджанской ССР, потом в Польше. Так что к суровому армейскому быту парню, по сути, привыкать не пришлось. Ни во время срочной военной службы в пограничных войсках, ни во время учебы в Новочеркасском высшем военном командном училище связи, куда он поступил, уволившись в запас после срочной.

-- Почему я выбрал военное училище связи? -- переспрашивает собеседник. -- Все просто. Еще в школе я увлекся радиоделом, занимался в  радиокружке, паял схемы приемопередающих устройств и т. д. Юношеское увлечение повлияло на выбор будущей специальности, ну, и семейную династию все-таки надо продолжать. Так я стал курсантом Краснознаменного командного училища.

Пять лет после его окончания Александру Санину довелось отслужить в далекой Монголии, потом был Приволжский военный округ -- знаменитое Тоцкое, где в 1954 году впервые в СССР были проведены военные учения с использованием ядерного оружия. В августе 1985-го оттуда он был направлен для дальнейшего прохождения службы в Демократическую  Республику Афганистан.

Там, «за речкой», он получил направление в город Гардез, что неподалеку от пакистанской границы, где дислоцировалась прославленная 56-я отдельная гвардейская десантно-штурмовая бригада. Воины этой бригады участвовали практически во всех крупных боевых операциях, не только в пределах подконтрольной провинции, но и по всей стране. Бригада была очень востребована у командования 40-й армии. Назначили офицера  помощником начальника связи воинской части.

 

Не «к теще на блины»

 

-- Оказавшись в составе Ограниченного контингента советских войск в ДРА, я сразу понял, что приехал не «к теще на блины», -- продолжает рассказ Александр Константинович. -- Еще с территории Советского Союза до границы Афганистана военно-транспортный борт идет на эшелоне пять километров, а преодолев границу, начинает резко брать вверх. К тому времени (1985 год) душманы уже широко применяли против нашей авиации переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК), от которых советские и афганские правительственные ВВС несли ощутимые потери.

Еще одним испытанием стала жара. Месяц пришлось ожидать в Кабуле на пересыльном пункте -- в какую воинскую часть направят для прохождения службы. А потом  посадка на вертушку Ми-8 и перелет в пункт постоянной дислокации десантной бригады.

В Афганистане каждый военнослужащий занимался своим делом. Если ты связист -- выполняешь конкретные служебные обязанности, обеспечивая связь между подразделениями и вышестоящими органами управления. Ни на какие побочные мероприятия не привлекают. Во главе угла -- боевая подготовка, от уровня которой напрямую зависит успех боевых действий. А как же иначе в действующей армии, тем более в десантно-штурмовой бригаде.

 

Связь не означает тыл

 

Первая крупная (и потому особенно памятная) боевая операция состоялась примерно через полгода после его прибытия в ДРА. До этого уже были боевые выходы (на реализацию), но они носили локальный характер и осуществлялись силами отдельных десантных групп. Периодически нужно было оказывать противодействие немногочисленным бандитским формированиям, и тогда приходилось брать в руки автомат. Так что слышать над головой свист осколков и пуль доводилось нередко. Связь -- она вовсе не означает тыл.

Операция осуществлялась в масштабе армии, в ней было задействовано сразу несколько воинских частей, и продолжалась она почти две недели. Дело в том, что на пути в город Хост -- центр одноименной афганской провинции -- располагалось многочисленное местное племя джадран. Они были хорошо вооружены, имели в арсенале собственную артиллерию и даже танки, и никого не пропускали через свою территорию -- ни советские войска, ни афганские правительственные формирования.

-- Чтобы пробиться в Хост, надо было преодолеть хорошо укрепленную базу под названием Джавара, которую обороняли противники тогдашней кабульской власти, -- продолжает собеседник. -- Первыми в наступление на вражеские позиции пошла афганская пехота, как мы их называли, «зеленые». Мы -- десантники -- должны были выступать во втором эшелоне. Но, как это нередко случалось, в ходе боевых действий пришлось поменяться ролями, и советским военнослужащим довелось выдвинуться на первый план.

База, подчеркну, была очень сильно укреплена. Противник устанавливал орудия, реактивные установки и пулеметы на рельсах, при налете авиации их убирали в пещеры, а когда в наступление шли сухопутные части --  выдвигали и открывали смертоносный огонь в нашу сторону. Чтобы сломить сопротивление противника, командование армии вызвало на помощь авиацию. Летчики действовали четко и грамотно. Приятно было наблюдать за их слаженными действиями. Слышал их переговоры по радио. Когда один штурмовик наносит бомбовый удар, его напарник внимательно контролирует обстановку. Стоило душманам применить против самолетов ПЗРК, как в эфире тут же прозвучало предупреждение летчика атакующему товарищу о пуске ракеты. «Вижу!» -- ответил первый, выполнил сброс, и резко отвернул в сторону. Ракета ПЗРК прошла мимо. Видно, что работали тогда профессионалы высочайшего класса.

Прошло много дней, прежде чем удалось выкурить душманов из их горной крепости. Жарко было! И все-таки Джавара пала. Мужество и профессионализм советских военнослужащих  сыграли свою роль. Тем, как воевала наша армия, мы гордимся, и будем гордиться всегда. Это была действительно значимая победа.

 

Незабываемое

 

Медаль «За боевые заслуги» Александру Константиновичу в торжественной обстановке вручил генерал-майор Громов. Было это уже на втором году службы в Афганистане. Представление ушло на орден, но, как часто тогда бывало, награду снизили на одну ступень. Впрочем, обиды на руководство Минобороны СССР офицер не держит. Тепло вспоминает своих боевых товарищей.

-- На любой войне человек раскрывается, -- подчеркивает Александр Санин. -- Рад, что среди моих однополчан нет ни одного, кого бы я помянул недобрым словом. Всех сразу не перечислишь, но могу назвать одного из своих боевых друзей  Василия Соколова, ныне  он живет в Бресте. Командир парашютно-десантной роты, с ним мы начинали службу в Гардезе. Подорвавшись на душманской мине, потерял часть стопы, его отправили в Советский Союз. Минчане Виктор Ларионов и Сергей Шелепов -- сапер, обезвредивший тысячи мин, которому многие обязаны жизнью. С ними часто встречаюсь, они -- неизменные участники памятных мероприятий, которые проводятся 15 февраля на Острове слез в столице. Поддерживаем контакты с однополчанами из России и Украины, переписываемся, навещаем друг друга.

 

P. S. После Афганистана Александр Санин был направлен служить в Белорусский военный округ, в 86-ю бригаду связи в Колодищах. В запас вышел в 1993 году в звании майора. Сегодня он активно ведет общественную работу -- занимается патриотическим воспитанием молодежи, возглавляет колодищанскую организацию воинов-интернационалистов, которая оказывает помощь ветеранам той необъявленной войны.

 

Сергей РУЧАНОВ

Фото из личного архива ветерана

 

Оставить комментарий: