Прысталiчча

Газета Минского района

Анастасия ДУДКОВА: Лошадь для меня – друг и партнер



 В пору моего детства в нашем маленьком городке лошади, передвигающиеся по проезжей части с большим обозом сена или цистернами молока, не были редкостью. Теперь лошадь на улице – это чудо. И, несмотря на популяризацию экологического образа жизни, в сельском хозяйстве предпочтение отдают тракторам и мотоблокам. Лошадь же чаще используют для развлекательных прогулок, ее могут активно задействовать для свадебных фотосессий, чтобы получились красивые снимки. Популярна также иппотерапия, когда животное становится «врачом» и другом для детей с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. И хорошо, что есть люди, которые сознательно посвятили свою жизнь лошадям. Они признаются, что не мыслят свою судьбу без них. Не представляют, что могло быть как-то иначе. Знакомьтесь: Анастасия ДУДКОВА, член национальной команды Республики Беларусь по конному спорту, мастер спорта по выездке. Именно на соревнованиях по выездке оценивается взаимопонимание между наездником и его лошадью. Как строятся эти отношения и почему люди приходят в конный спорт в беседе с нашей героиней.

 Анастасия ДУДКОВА в седле уже более 15 лет. В конноспортивную школу пришла, как и положено, в девятилетнем возрасте: «Лет с трех ни одной лошади в парке не пропускала и очень долго ждала, когда меня отдадут учиться».

 Признается, что любовь к лошадям – это наследственное: верховой ездой увлекались дедушка и мама.

 С тех пор как Анастасия выбрала профессиональный спорт, ежедневно, с раннего утра, она уже рядом со своими лошадьми. Их у нее шесть, в соревнованиях пока участвуют две. Четыре оставшиеся – будущие спортсмены, которых еще предстоит подготовить.

Жеребята попадают в Ратомку в возрасте 2–3 лет, а появляются на свет недалеко отсюда: на конеферме в деревне Ляховщина.

– Поначалу лошадь еще плохо себе представляет, кто такой человек, – говорит Анастасия. – Приучают их постепенно. Сначала оповаживают, водят на корде. Это специальный шнур длиной около 7 метров, который используют для прогона животного, с его помощью лошадь учат ходить под седлом.

Прежде всего лошадь должна усвоить, что под всадником надо идти вперед. Ее учат по команде останавливаться и начинать движение. За послушание и сообразительность животное обязательно хвалят, дают кусочек яблока или сахар. Так вырабатывается условный рефлекс.

– Надо понимать, что твоя лошадь – это маленький ребенок, просто большого размера, – рассуждает Анастасия. – Ее умственные и физические навыки, как и у человека, развиваются постепенно. В 3 года на лошадь всего пару раз в неделю надевают седло, ведь в этом возрасте она даже баланс собственного тела держит не вполне хорошо. И если лошади тяжело что-то выполнить физически, ее ни в коем случае нельзя наказывать. Если животное испытает боль, выработается сопротивление. Дрессировка – долгий процесс. Мы берем лошадь в 3 года, на юниорские соревнования она попадет в 6 лет, а в Гран-при участвует, достигнув возраста 8–9 лет.

Анастасия находится рядом со своими подопечными 7 дней в неделю:

– Лошадь – это животное, которое много двигается по своей природе. Один час движения для нее – это почти ничего. Поэтому стараюсь устраивать для каждой 3–4 часа выгула. Конечно, на всех времени не хватает, но мне помогают девочки, которые учатся в школе.

 Чем больше движения, тем здоровее лошадь. У каждой из них, в зависимости от возраста и индивидуальных особенностей, свой рацион.

Подобно тому, как мама ухаживает за ребенком, так и спортсмен должен внимательно относиться к лошади: следить за аппетитом, за настроением, за поведением, за физическим и эмоциональным состоянием. Животное тянет в сторону – нужно прощупать мышцы и отвести на массаж. После тренировки следует надеть попону, чтобы подопечная не простыла. Кстати говоря, лошадям тоже свойственна ревность, поэтому Анастасия старается уделить внимание всем, чтобы ни одна не обижалась.

  Случается, что лошадей выбраковывают – по возрасту или по состоянию здоровья.

– Это тяжело, – говорит Анастасия. – Моего коня выбраковали по старости... Расставаться всегда трудно. Но с другой стороны, когда ты понимаешь, что его купят люди, которые станут за ним ухаживать, не давая повышенных нагрузок, что ему будет хорошо, то отпускать легче… Хуже, когда лошадь травмирована и ты знаешь, что ей больно. Тогда еще больше переживаешь.

  Но и у самих спортсменов без травм не обходится. Падение в конном спорте – дело обычное.

– Все падают, – признается Анастасия. – Мы учимся группироваться при падении, но в реальной ситуации не всегда успеваешь это сделать. Упал – поднялся и продолжаешь работать. Спорт без травм – это не спорт, а кто боится, тот не занимается.

 Анастасия и ее лошади выступали на соревнованиях в Германии, Австрии, Венгрии, Испании. Швейцарии. По словам спортсменки, в юниорском возрасте побеждать было легче, ведь у взрослых всадников ограничений по возрасту уже нет, а требования выше. Конкуренция очень серьезная, но наши спортсмены справляются и возвращаются домой с наградами.

 Наблюдая за Анастасией и ее подопечным у ветеринара, находясь под впечатлением от откровенного рассказа, задаю главный вопрос: кто для нее лошадь?

 – Партнер и друг. Если лошади плохо, плохо и мне. А если все хорошо у нее: она здорова и в добром настроении, то и мне хорошо. Только так мы можем успешно и с удовольствием работать.

 Анна Галковская

Оставить комментарий: